…Вызывает детсадовский психолог: «Ваш ребенок думает о смерти, у него депрессия, с этим надо что-то делать». — «А сам не перерастёт?» — «Нет. Когда ребенок осознаёт конечность жизни в 5-6 лет или позже, он уже готов к этому, но когда ему только три года, он не способен это пережить. Вы должны ему помочь.» — «Как?!» — «Ищите!».

Я стала читать Саше «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. Ребенок слушал внимательно и серьезно. И, когда я прочитала слова Маленького принца: «Странный народ эти взрослые», — он кивнул…

И кивнул, когда я читала о розе:

«Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом. Мой цветок напоил благоуханием всю мою планету, а я не умел ему радоваться. Эти разговоры о когтях и тиграх… Они должны бы меня растрогать, а я разозлился…

И еще он признался:

— Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать. За этими жалкими хитростями и уловками я должен был угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить».

И  вот я читаю, как Маленький принц идёт по пустыне, чтобы встретиться с ядовитой змейкой:

Маленький принц как средство от детской депрессии«… — Тебе покажется, будто я умираю, но это неправда…

Я молчал.

— Видишь ли… это очень далеко. Мое тело слишком тяжелое. Мне его не унести.

Я молчал.

— Но это все равно, что сбросить старую оболочку. Тут нет ничего печального…

Я молчал.

Он немного пал духом. Но все-таки сделал еще одно усилие:

Маленький принц как срество от детской депрессии— Знаешь, будет очень славно. Я тоже стану смотреть на звезды. И все звезды будут точно старые колодцы со скрипучим воротом. И каждая даст мне напиться…».

..Эта книга стала у сына любимой. 

А еще я читала ему тогда  «Рождественскую сказку» Ганса Христиана Андерсена (ее другое название — «Последний сон старого дуба»):

Последний сон старого дуба как средство от детской депрессии«В теплые летние дни вокруг его кроны плясали мухи-поденки; они жили, порхали и были счастливы, а когда одно из этих крошечных созданий в тихом блаженстве опускалось отдохнуть на большой свежий лист, дуб всякий раз говорил:

— Бедняжка! Вся твоя жизнь — один-единственный день! Такая короткая… Как печально!

— Печально? — отвечала поденка. — О чем это ты? Кругом так светло, тепло и чудесно! Я так рада!

— Да ведь всего один день — и конец!

— Конец? — говорила поденка. — Чему конец? И тебе тоже?

— Нет, я-то, может, проживу тысячи твоих дней, мой день тянется целые времена года! Ты даже и сосчитать не можешь, как это долго!

— Нет, не понимаю я тебя! У тебя тысячи моих дней, а у меня тысячи мгновений, и в каждом радость и счастье! Ну, а разве с твоей смертью умрет и вся краса мира?

— Нет, — отвечал дуб. — Мир будет существовать куда дольше, бесконечно, я и представить себе не могу, как долго!

— Так, значит, нам с тобой дано поровну, только считаем мы по-разному!».

Депрессию мы тогда сняли…

Последний сон старого дуба как средство от детской депрессии

comments powered by HyperComments